Здравствуйте, Гость!
Зарегистрироваться
Забыли пароль?

Сад Горина Игоря (Санкт-Петербург)

Друзья, давайте вместе с вами побродим по необычному и чуточку волшебному саду. На прогулку нас приглашает Игорь Горин, поэт, писатель и садовод, бережно хранящий покой и гармонию лесного мира.

САД В ЛЕСУ

 

Случалось ли Вам бывать в подобном саду? Едва ли – ну так приготовьтесь к любым неожиданностям. Вот, пожалуйста, - первые обитатели! С виду они похожи на камни, но внешность обманчива (фото 1). А вот эта темно-красная птица с загнутым клювом – это уже симплокарпус, его цветок (фото 2). Прелюбопытный представитель дальневосточной флоры. И еще один – но это уже не цветы, а распускающийся папоротник дриоптерис Буша (фото 3).

В лесу, как в лесу, и чтобы соприкоснуться с его тайнами не обязательно ехать за тридевять земель, немало интересного встречается и на нашем северо-западе. Например, чудесно цветущий ранней весной кустарник дафна, но остерегайтесь отведать по осени его виннокрасные ягоды – смертельно опасно! Или небесно-голубая печеночница, пульсатилла с ее огромными сиреневыми, реже голубыми, цветками (фото 4) северная орхидея дактилориза, с пятнистыми листьями и причудливо разрисованными тонкой кистью цветками (фото 5). Эти и многие другие растения не часто встречаются в наших садах, а ведь это именно то, что, как писал Карел Чапек, создала сама Природа "в минуту разнеженности".

Садовода не проведешь: сад среди деревьев, скажет он (в нашем случае в основном березы и сосны), слишком тенист, а их корни, распространяясь на многие метры, высасывают из почвы соки и питательные вещества, необходимые для других обитателей. Это правда, притом не вся: осыпающиеся с деревьев листья, шишки, хвоя и ветки постоянно замусоривают сад, создавая садоводу массу дополнительной работы. Но раз уж кому-то в голову пришла такая безумная мысль, посмотрим, что еще интересного там может расти.

Сразу же оговорюсь, что речь идет не о чащобе, где бродят медведи и волки (всего лишь разнообразные птицы, белки, ежи, бывало забредет лиса, а однажды пожаловал даже лось), а всего лишь о садовом участке на Карельском перешейке площадью около 20 соток. Когда-то там действительно был сплошной лес, но в начале 50 г.г. хозяин участка, мой отец, выстроил дачу, для чего деревья пришлось частично вырубить. А уже в 60 г.г. по мере того, как двум романтически настроенным и совершенно неопытным садоводам удавалось отвоевывать у оставшегося леса метр за метром, возник сад, который вы и можете сейчас наблюдать. Сад создавался методом проб и ошибок, без определенного изначального плана. Стратегическая идея, однако, была: мыслилось, что причудливо извивающиеся между деревьев песчаные "ручейки" будут "омывать" своего рода каменистые островки (фото 6, 7), на которых…

Н-да, когда-то там росли тюльпаны (уникальная по тем временам была коллекция), нарциссы и гиацинты, и хризантемы, и даже розы, но все выше поднимались деревья, все больше становились тени. В конце концов, от всего этого пришлось отказаться, даже песчаные "ручейки" пересохли – но уже по другой причине: непосильной оказалась работа их поддерживать в "полноводном", так сказать, состоянии. В итоге сад постепенно превращается в полуухоженный (надолго ли?) парк, а место первоначально посаженных растений заняли новые обитатели.

Я бы выделил, прежде всего, две категории.

Первая – рододендроны, их много: около тридцати видов и сортов ( в основном виды), саженцев, естественно, существенно больше. Смею утверждать, что многие виды, такие как вечнозеленые рододендроны Смирнова, Меттерниха, кэтевбинский, брахикарпум, листопадные Альбрехта, Шлиппенбаха, японский, мягкий и многие другие, по красоте нисколько не уступают новомодным европейским сортам, но намного превосходят их в зимостойкости – ведь все они растут в регионах, где зимой нередки морозы до 30 и более градусов. Иным моим питомцам уже перевалило за четверть века и ничего – все еще молоды душой и не жалуются. (фото 8, 9)

Другая категория – камни, "не просто камни". Я уже не раз писал об этом: камни не обязательно использовать только как строительный материал, а уж в лесном саду и подавно; у многих свое лицо, свои повадки, и, может быть, даже душа. "Ожившие" камни, в чем вы можете сами убедиться (фото 10, 11). Я бы сказал, что цветы и камни – это как душа и дух сада:

Душа – нежная, хрупкая, беззащитная, тогда как камни олицетворяют строгое мужское начало.

Нет, здесь не рай,

Здесь жизнь – борьба и труд,

И боль, и смерть и горечь расставаний,

И даже вдалеке ты слышишь, как зовут,

Зовут тебя безгласные созданья.

А что еще? Да в основном то, что не требует много света и богатой почвы, зимостойко и вписывается в лесные условия. Разнообразные хвойные (есть экземпляры тиса и карликовых елочек, которым 30 и более лет), из кустарников – форзиция пониклая, вейгела Миддендорфа, магония падуболистная, несколько видов гортензии, и, как ни странно, образовавший без всякого ухода за 40 лет настоящие заросли чубушник - венечный и тоноколистный, корнусы, бересклеты и др.. Из травянистых многолетников – дикорастущие пионы, арункус, хосты, многочисленные папоротники, камчатская фритиллярия, примулы, всего не перечислишь (фото 12, 13).

Самые красивые периоды в саду – это, когда цветут рододендроны (в среднем со второй половины мая по середину июля), затем, как я его назвал, "белый период" – время цветения чубушников, калины "Буль де неж", дикорастущей розы спинозиссима, зарослей арункуса и кое-чего еще, и наконец – осень – время цветения листьев, плодов (бересклета, барбариса, дальневосточного пиона обовата, ариземы робустум, подофила) и, конечно, нетленной, как мумия, гортензии. В остальное время сад нынче не очень богат цветами и многим может даже показаться не обязательно красивым, но если присмотреться внимательнее, вы обязательно почувствуете, что ему присуща некая аура, возможно, - душа моей покойной жены.

Текст И. Горина.

ИГОРЬ ГОРИН - поэт, садовод, автор книг "Соната счастья. Жертвенник", "Мне как молитва эти имена. От Баха до Рихтера", "Испытания садовода. По следам Карела Чапека", "Рододендроны", Маленький сад без забот и затрат" и др., множества статей в основном о цветах и о музыке и еще большего количества остающихся неизданными трудов в стихах и в прозе.




Поделитесь ссылкой с друзьями