Здравствуйте, Гость!
Зарегистрироваться
Забыли пароль?

Сад Пыжиковой Ирины (Санкт-Петербург)

Друзья, многие из вас знакомы с этим садом не понаслышке, бывали в нем, общались с гостеприимной хозяйкой, учились у нее премудростям выращивания и формирования хвойных. Кто-то из вас посещал ее лекции, проходящие в рамках интернет-сообщества «Розы: мечты и реалии». Как вы уже догадались, это сад Ирины Пыжиковой (г. Санкт-Петербург).

В 2011  году у сада был юбилей – ему исполнилось  30 лет. Сад молодой, но уже достаточно зрелый, чтобы показать себя во всей красе.От всей души желаем и саду и хозяевам дальнейшего процветания!

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ С САДОМ

На первый взгляд кажется, что это должен быть уже взрослый сложившийся сад со своим образом, но чем больше наблюдаешь за садом, тем яснее понимаешь, что 30 лет возраст только подростковый.

Давайте вместе попробуем пройтись по истории моего сада, и я расскажу, как мы вместе с ним росли и развивались, какие проблемы возникали, и как их приходилось решать.

Год 1981-й. Мы приобретаем участок с домом в пригороде Ленинграда, посёлке Тярлево, расположенном между Павловским и Екатерининским парками. Главным аргументом при покупке был участок в 15 соток. Участок с лёгким уклоном к югу, дом расположен в северном углу, тогда нам казалось, что это сплошные плюсы. Однако время показало, что каждый плюс имеет свой минус. Полностью открытый солнцу участок, к югу от Питера, очень рано весной теряет снег и прогревается, а потом — возвратные заморозки. К счастью, с северо-востока расположены большие незамерзающие водные площади, они-то своими туманами и спасают от заморозков, но многие культуры туманов не выдерживают, вот и пришлось выбирать — что сажать. Первоначально при разбивке сада было поставлено несколько определяющих задач.

Задача первая и главная — сад — это среда обитания семьи, но поскольку по образованию я художник-архитектор и привыкла всё чертить и рассчитывать, все нужные зоны были сразу определены и жёстко заложены в планировку сада.

Вторая задача — сад должен быть не укрывной. Главным стал принцип правильного подбора места посадок растений. В итоге получилось, что растения, начиная от хвойных и кончая многолетниками, сидят не там, где «красиво», а там, где им хорошо. Например, тень от соседского сарая дала возможность в парадной части сада собрать коллекцию страдающих в Питере от зимнего обгорания хвойных. Пришлось поиграть и уровнями грунта. Опыт показал, что большинство многолетников страдает не так от морозов, как от колебания зимних температур на поверхности земли. Самым страшным фактором оказалось скапливание талых вод на точке роста многолетников и у корневой шейки древесных растений, а ведь это период, когда не спасёт никакой дренаж. На помощь пришла так называемая геопластика. Весь сад, все цветники перестали быть плоскими. Но к такому понятию и решению путь был долог, лет десять, а то и более. Зато теперь излечилась от болезни «Ах хочу». Нет, хочу, по-прежнему всего и много, но о каждой новой хотелке стараюсь узнать всё — кто, откуда, что любит, чего боится. Очень редко высаживаю растения сразу на постоянное место, вначале школка, наблюдение, поиск или создание в саду необходимых условий и только потом посадка на место, и опять несколько лет особого ухода вплоть до укрывания. Многие растения только с возрастом становятся морозостойкими. Возьмём, к примеру, гинкго — только к десятилетнему возрасту морозостойкость становится максимальной, и как тогда покупать крупномеры, как их укрывать, не легче ли повозиться с маленьким растением,— ведь в итоге результат будет лучше.

И очень странной оказалась третья задача — повернуть все цветущие на себя. Я уже говорила, что дом расположен в северном углу участка, который наклонён к югу, то есть все соцветия направлены от дома на соседей, а хочется ведь наоборот. Эта своеобразность участка и привела к кабинетному его построению. Ты входишь в какую-то зону — кабинет, садишься на скамейку спиной к югу и тогда только видишь во всей красоте растения.

Казалось бы и не так уж много задач, но именно они и учили и правильной планировке, и уважению к растениям, понятию нашего равноправия на планете. В итоге получился кабинетный регулярный сад с небольшим вкраплением мягких линий. А вот наполнение зон растениями было и есть абсолютно свободное, в итоге далеко не каждый гость сада замечает его регулярность. Пришло и понимание, что все построения композиции из декоративных многолетников не столь важны и являются временными. В природе всё растёт и меняется, где-то что-то погибло, выросло не той формы, цветёт каждый год в другое время,— вот вам и спланированная «красивая картинка». Намного важнее правильно и на долгие годы заложить каркас сада из крупных древесных растений, так чтобы наследникам не пришлось хвататься за топор и пилу.

Теперь о растениях — в первые годы, сами понимаете, достать растения, тем более крупные, было сложно. Помог Литовский коллекционный сад родителей. Лет за десять мне удалось многое перевезти и приручить в похожем, но более суровом климате Питера. Что-то удавалось, где-то терпела поражение, даже от каких-то очень любимых растений отказывалась. Так оказалось, что не могу смотреть на мучения пионов древовидных или ирисов бородатых, воспоминания из родительского сада заставили забыть об этих культурах в своём саду.

Первые хвойные — тоже литовского происхождения, практически все из черенков. Более или менее зная истинные размеры питомцев, сажала их с приличными расстояниями и только через много лет убедила семью в своей правоте. Но всё равно без ошибок не обошлось, некоторые обгорающие хвойные оказались на солнце, а пересадке уже не подлежали, пришлось искать другие принципы защиты. Кому-то с южной стороны выстраивалась живая ширма, где-то пришлось взяться за секатор и изменить природную форму растения с тем, чтобы оно не выскакивало на зимнее солнце.

К формированию растений меня привела отнюдь не любовь к стрижке, а скорее конкретные условия. Хочется собрать много растений, а соток только 15. Потом началась борьба с древесными культурами за место под солнцем, со временем им захотелось перекрыть людям все проходы — опять же стрижкой вопрос был снят. Кроме того, массовое наступление на сад улиток, теперь главное — постоянное проветривание сада — никаких низко опущенных крон, никаких зарослей — т. е. опять стрижка. В итоге на 15 сотках сада разместилось более 60 хвойных, порядка 40 листопадных деревьев и кустарников, море луковичных и многолетних декоративных растений, сад и огород тоже не забыты.

Вот так и живу вместе со своим садом, то я у него учусь, то он в чём-то начинает поддаваться мне. Идут постоянные корректировки и уступки с обеих сторон и абсолютно правомерно утверждение, что сад без Садовника жить не может. Наш век, увы, короче продолжительности жизни растений, и одним поколением садовников саду не обойтись. Очень важно, чтобы сады передавались по наследству, чтобы подрастающая смена также любила сады и гордилась ими. И совсем не важно, что меняются вкусы, стили и мода — сады пластичны и податливы. Я сама в своих садовых пристрастиях человек непостоянный. Когда-то увлекалась альпийскими растениями и горками, потом успокоилась и переключилась на древесно-лиственные породы. Любила яркие и крупные соцветия, теперь больше уважаю изящество формы и нежность окраски. В последние годы пришли и увлечения декоративными травами, яблонями и клёнами. Белые ночи и влажный климат показали красоту длинноигольных сосен (иглы у сосен в Питере длиннее), отсюда желание завести их. С возрастом от сада стала требовать большего эффекта покоя, возможности восторгаться красотой позднеосенней и зимней поры.

30 лет жизни в саду и с садом, когда совпадают работа и увлечение, показали, какое это счастье. Несмотря на возраст, работа в саду не тяготит, наоборот, это отдых, эмоции, творчество. И, главное, это приносит радость не только мне, но и окружающим!

Текст И. ПЫЖИКОВА

(Ранее статья была опубликована в журнале «Вестник садовода»).




Поделитесь ссылкой с друзьями