Здравствуйте, Гость!
Зарегистрироваться
Забыли пароль?

Сад Железова В.К. (Саяногорск)

Друзья, представляю вам сад Валерия Константиновича Железова - удивительного человека, посвятившего свою жизнь созданию уникального Сибирского сада, где растут и плодоносят десятки сортов плодовых деревьев мировых стандартов.

Сад расположен в Саяногорске, на границе Хакасии и Красноярского края, в умеренном климатическом поясе с резко континентальным климатом. Устойчивые морозы начинаются здесь с ноября и продолжаются примерно до марта. Зима малоснежная, в отдельные годы случаются морозы до –40. И вот в таких малопригодных для садоводства условиях Валерию Константиновичу удается выращивать необычные для Сибири южные сорта абрикосов, персиков, слив, яблок, груш и других культур.



Комментирует ландшафтный архитектор А. Сапелин:

Удивительный сад! И нет в нём дизайна, и не в нём ландшафтной архитектуры, а восхищение безгранично. Вот бывает и так. Сибирь и металлург Валерий Железов, который когда то на рынке в Саяногорске с удивлением сам для себя обнаружил разноцветье плодов, не ограничивающихся ранетками и пришёл к выводу, что и здесь можно достичь немалого в садоводстве. Пришли 90-ые и пошло-поехало. Первые опыты прививок, выращивания, обрезок. Первые неудачи, но именно благодаря им – удивительные выводы, идущие порой вразрез с официальной наукой. И вот он уже маячит на горизонте – красавец сад с невиданными доселе в этих местах фруктами и урожаями. Может ли быть так хорошо? Несчастье не заставляет себя долго ждать. Случается пожар: нет дома, нет сада, нет ничего, что было сделано, наработано, рухнули и планы. Но может именно это испытание и помогло, может именно это позволило взглянуть на сад по другому, начать всё с чистого листа, но с учётом опыта предыдущих лет. И началась она, её величество – селекция. Селекция, жёсткая и беспощадная, с оставлением только лучших из лучших. Годы побед и разочарований, и результаты - убеждающие сомневающихся и одаривающие веривших. Сейчас это красивый сад и красивый человек, которого кто-то боготворит, а кто-то критикует. Но он, несмотря ни на что, продолжает работать и хочется пожелать ему удачи в этом.

Все началось в 1985 году. В случайном разговоре вдруг услышал фразу, которая перевернула всю мою жизнь: в строящемся городе Саяногорске растут НАСТОЯЩИЕ сливы. Беру отпуск, приезжаю, попадаю на городской рынок - выставку сельхозпродукции. Иду по рынку, вижу удивительную картину: на базарной площади сидит человек шестьдесят, перед каждым от одного до 10 ведёр отборных слив всех цветов радуги – жёлтых, синих, тёмно-синих, чёрных, красных, красно-розовых, жёлто-красных и т.д. Иду дальше – гигантские овощи, тут же хозяйки предлагают семена (из них вырастил первый в своей жизни урожай – морковку величиной с бутылку и свеклу размером с мою голову). А дальше – 500-граммовые яблоки Апорта-Алмаатинского, Боровинки, Белого Налива, Папировки, разнообразие Ранеток и полукультурок! Это стало событием, точнее, откровением моей жизни. Передо мной открылся удивительный мир саяногорского садоводства. В сознании именно тогда рухнул миф о том, что в Сибири могут процветать только ранетки.

То, что я увидел и изучил - настоящая сказка! С этого момента я, как и многие десятки тысяч строителей, энергетиков и металлургов в 80-90 годы, стал садоводом, не упускал ни одного случая раздобыть очередной саженец или хотя бы срезать верхушку. Сначала - одни неудачи (или мертвые прививки или «уродцы»). Зато через много лет пришло понимание, что лучший фрагмент (черенок) для прививки - это даже не середина срезанной ветки (литературные источники), а именно нижние 2-3 почки, не считая 2-х спящих. Это важное открытие, наряду с такими же другими, позволило за ОДНО короткое лето выращивать на 2-х летних подвоях сливы и абрикосы до 2 - 2,5м высотой, с мощным скелетом из десятков веток и сотнями вызревших цветочных почек.

Учился делать прививки. Прививал как все - в «пень под кору». Прекрасный результат. Но! Прошли годы, и уже взрослые яблони начали отсыхать или, горше того, рушиться под грузом урожая. Вывод - «крепление» подвоя с привоем не то! Попробовав еще несколько приемов, остановился на именно «улучшенной копулировке» и «в пень - в расщеп». Прекрасное, надежное сцепление привоя с подвоем.

Задатки будущего селекционера проявились в маленькой хитрости. Так как дачный участок не безразмерный, иду в лес, делаю сотню прививок на дикую ягодную яблоню Сибирку возрастом 1-3 года. К осени выбираю самые мощные саженцы (некоторые УЖЕ с плодовыми веточками) и переношу в свой сад. Тогда появляются и первые наблюдения: чем старше подвой, тем скороплоднее привой; чем ниже место прививки, тем мощнее саженец; чем ниже место прививки, тем меньше мертвых или слаборослых привоев.

В первую же весну 1985 года купил дачный участок в Шушенском районе (д. Красный Хутор). Это сейчас он стал местом паломничества журналистов, телевидения, ученых и простых садоводов. Ими за все годы в моем саду съедены тонны вкуснейших плодов. А начиналось так: соседка- старушка посоветовала прививать культурные яблони на ягодную яблоню Сибирку. Она явно не читала И.Мичурина, который «приговорил» Сибирки одной фразой, утверждая, что подставки на морозостойкие подвои не влияют на морозостойкость кроны. Да и современные авторы недалеко ушли, обвиняя Сибирку в несовместимости с крупноплодными сортами яблонь. А между тем, Сибирка – единственный МЕСТНЫЙ житель из плодовых деревьев. И расцвет саяногорского яблоневого садоводства связан именно с ней.

У меня же, еще неопытного прививальщика, получились неплохие саженцы, и в половине случаев дождался урожая любых сортов в виде черенков, выписанных или привезенных из Европейской России и Украины.

Хуже обстояло дело с культурными грушами. Все, что предлагал местный рынок, было несъедобно или почти несъедобно. Обнаружил в заброшенном саду десятки старых Уссурийских груш с ежегодными сумасшедшими урожаями. Вот они - долгожданные подвои! Результат превзошел все ожидания. Экзамен молодой грушевый сад (третье - пятое поколение) из сортов мировых стандартов сдал после последней сорокаградусной бесснежной зимы. Большинство сортов груш ее «не заметило» и дало обычный урожай.

Спасибо неведомым мне садоводам, которые завезли (бог знает когда) китайские (уссурийские) сливы, и подвои для роскошных южных слив тоже перестали быть проблемой. Для южных вишен и черешен морозостойкий подвой тоже нашелся. Им оказалась Сибирская штамбовая вишня, завезенная в незапамятные времена еще «столыпинскими» переселенцами. За долгую жизнь в Сибири одичала, потеряла крупность и вкус плодов, но в качестве морозостойкого подвоя не имеет себе равных.

В 1992 году начался новый этап в жизни. Впервые за всю историю Руси бесплатно раздавали землю будущим фермерам, но потребовали, что бы я, металлург, сдал экзамены по садоводству. Бегом в библиотеку, обложился книгами для студентов ВУЗов и техникумов. Оказалось: начинать надо с выращивания защищающей от ветра живой стенки из дикоросов. А это сколько лет надо! Затем надо внести минеральные удобрения (полный набор) и перепахать все 5 гектаров. Затем раздобыть только районированные привитые саженцы в государственных питомниках и т. д.

Результат – экзамен сдал, но все делали по-своему. Удобрения вносить не стали, зачем отравлять ЖИВУЮ почву. Перепахивать не стали, зачем калечить ЖИВУЮ почву. Уже тогда у меня появились крамольные мысли о том, что здоровье и морозостойкость плодовых деревьев зависит в первую очередь от состояния НЕТРОНУТОЙ плугом и лопатой почвы, т.е. от жизнедеятельности всего подземного царства. Тележка земли, высыпанная сверху дерна, а уже в ней небольшая ямка строго по размеру расправленных корней

. Осенью завезли из тайги (буквально рядом) 1650 ГОТОВЫХ саженцев - подвоев Сибирок и сразу посадили на ПОСТОЯННЫЕ места. Первые годы донимали ветра. Ломались и падали самые мощные саженцы, даже будучи подвязанными к кольям. Приспосабливался. Прививал все ниже и ниже и ежегодно укорачивал верхушки и скелетные ветки. Деревца получались приземистые, коренастые, с толстым штамбом и толстыми скелетными ветками. И чем ниже прививал, тем рослее и скороплоднее становились деревья.

Две беды пришли негаданно. Напарник (талантливый инженер) сделал карьеру и перевелся в Москву. А я ко времени больших урожаев полностью потерял интерес к коммерческому саду – селекция целиком захватила меня. Сдал процветающий сад в аренду и ближайшей весной он сгорел – кто-то поджег траву. Все клятвы «арендаторов» о противопожарной вспашке и охране остались на бумаге. Сгорели все деньги, потраченные на технику, постройку дома, выращивание сада. Сгорели и будущие миллионные доходы. Оставшаяся сотня обгоревших, но еще живых деревьев, еще несколько лет давала без ухода и полива фантастические урожаи яблок (до 30 ведер с одного дерева). И что интересно – именно крупных, отборных яблок. Объясняю это тем, что корни достигли водоносного слоя. Именно этот пример я использую, когда критикую в печати «борьбу» научных кругов с центральным корнем, по научному - «пикировкой». А изувеченные ампутацией центрального корня деревья называю «инвалидами детства».

Итак, остались уникальный опыт, наблюдения и альтернативная науке технология. Раз не умер от инфаркта, надо было быстро превращаться в селекционера, уже без кавычек.

Придя в себя после трагедии, взял в руки топор и пилу вырубил на дачном участке в д. Красный Хутор (25 соток) почти все старые плодоносящие деревья первых поколений (тех сортов, что были во многих садах). Оставил бесценные деревья, что давали мне семена для выращивания сверхморозостойких подвоев: маньчжурские абрикосы, китайские сливы, уссурийские груши, сибирские вишни. Сверхзадача – если суждено остаться бедным, то выращу лучший в Сибири, а затем и в России сад.

Начал с того, что посадил немерянное количество семечек и косточек и вырастил сеянцы. А культурные привои? Сад- то сгорел. Нарезал ветки культурных сортов в садах моих друзей, с кем я ранее поделился своими клонами. Затем жесткая выбраковка уже однолетних сеянцев. Оставшиеся привил. Лучшие из лучших оставил навсегда НА МЕСТЕ, остальные продал ради хлеба насущного, или поменял на черенки новых сортов. На другой год срезал черенки не с маточных деревьев, а с нового поколения. Привил еще одно поколение сеянцев. Опять оставил НА МЕСТЕ лучшие из лучших, И так до 3-5-7 раз. С каждым поколением однолетние саженцы становились все рослее и надежнее к климатическим аномалиям и в большинстве случаев давали устойчивые урожаи.

На этом не остановился. Навыписывал черенки от лучших садоводов России, не жалея денег, по принципу - только все лучшее. А еще обшарил сотни садов и оттуда взял все лучшее. Конечно это все не за один год. Прививал все без разбора. Дожидался плодоношения (примерно в половине случаев) или смерти деревьев (в другой половине случаев). Если плоды всем хороши, но мельче ожидаемых, уничтожал деревья выше прививки и прививал другие сорта на этот же подвой, экономя время. В отдельных случаях удавалось получать урожай на второй год и довольно часто на 3-4-ый год.

Подарком от Бога называю сверхскороплодный маньчжурский абрикос. Кроме морозостойкости, огромного роста и больших урожаев он мне уже 20 лет дает косточки, сеянцы из которых закладывают цветочные почки на 4-5 год, а в отдельных случаях на третий и (не поверите!) на второй год. Получается, если совместить сверхскороплодные подвои и привои с цветочными почками, появляется возможность попробовать плоды на второй год, а если не повезет, то на третий. Уточняю - при работе не только с абрикосами, но и со сливами и персиками.

Чтобы продлить век подмерзающим южным сортам (а на первом этапе это неизбежно), никогда не наносил ран на штамбе и скелетных ветках. Ну а укорачивание боковых веток и верхушек – это вынужденная мера, иначе не вырастить мощное, устойчивое к ветрам и урожаям дерево. Сам для себя вывел ОСНОВНОЙ ЗАКОН СЕЛЕКЦИИ: НИЧЕМ НЕ ПОМОГАТЬ СЕЛЕКЦИОННЫМ ДЕРЕВЬЯМ – не укрывать, не утеплять, не лечить, не поливать, не пересаживать. Это единственная возможность продвинуть именно эти сорта на Север и Восток.

Сегодня хожу по прекрасному саду, как ЗАЧАРОВАНЫЙ и удивляюсь - уж слишком легко все дается и все получается. А может это потому, что люблю сад и стараюсь не причинять ему боли. И с каждым годом все понятнее и понятнее становится поведение людей именно на своем, ухоженном до безумной красоты, участке земли. Нет, мы не потомки обезьян. Мы жили в Эдеме, по неведомым причинам потеряли свою красивую прародину, одичали и пытаемся реализовать заложенную в ГЕННОЙ ПАМЯТИ любовь к совершенству и красоте природы в СВОЕМ саду. Это мое главное доказательство на трудном пути к Богу.

Текст Железова В.К,

Использованы материалы с сайта: http://sadsib.narod.ru/




Поделитесь ссылкой с друзьями